Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

0
261 просмотров

Эксперты называют скупку валют «дружественных» стран экзотической идеей, но видят и плюсы Каждые 10 руб., на которые укрепился курс российской валюты, обходится бюджету более чем в ₽1 трлн, заявил Силуанов и предложил валютные интервенции на рынке через скупку валюты дружественных стран. ЦБ и Минэкономразвития — против

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Максим Решетников и Антон Силуанов

Правительство не исключает использования сверхдоходов от нефти и газа для валютных интервенций с целью стабилизации курса рубля, сообщил глава Минфина Антон Силуанов на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), передал корреспондент РБК. По его словам, из-за токсичности резервных валют рассматривается возможность влияния на курс рубля через покупку «мягких» валют. В Минэкономразвития и Центробанке увидели риски в реализации этой инициативы.

РБК попросил экспертов оценить, сможетли работать предложенный Минфином механизм.

Идея Минфина

Установившийся сейчас курс рубля невыгоден для федерального бюджета, а из «тяжелой артиллерии» осталась только одна мера, способная на него повлиять, заявил министр финансов.

«Я думаю, мы с Максимом Геннадьевичем (глава Минэкономразвития Максим Решетников.— РБК) готовы будем пожертвовать частью расходов. У нас принцип текущего года— «все доходы— на расходы», хотя мы уже приняли больше расходных решений, чем у нас будет доходов. Но часть расходов можно будет не проводить, а сверхнефтегазовые доходы направлять на то, чтобы осуществлять интервенции на валютном рынке»,— пояснил Силуанов.

По данным, которые привел глава Минфина, укрепление курса российской валюты на 1 руб. обходится российскому бюджету, по различным оценкам, от 130 млрд до 200 млрд руб. «То есть 10 руб. курса— это триллион рублей с лишним. Хороший объем»,— констатировал он.

Силуанов напомнил, что снятие вводившихся весной ограничений значимого влияния на курс не оказало, что и вынуждает власти к участию в формировании курса на рыночных условиях. «Сняли все ограничения— влияния на курс нет. Стимулируем импорт— импорт не идет, условно говоря. Остается только следующее— участвовать на рынке либо ЦБ, либо Минфину. ЦБ говорит следующее: для меня принцип свободного плавания курса незыблемый. Курс определяется на рынке, я не буду вмешиваться. Теперь вопрос: кто еще может участвовать на рынке? Минфин раньше в рамках бюджетного правила сверхдоходы от нефти и газа складывал в иностранную валюту в ФНБ [Фонд национального благосостояния] и так далее»,— напомнил он.

Читайте на РБК Pro Pro

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

«Я счастлив, что меня уволили»: каково работать в Tesla — в 5 пунктах Статьи Pro

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Фастфуд и зарядка для мозга: как держит себя в форме Уоррен Баффет Статьи Pro

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Какие налоги надо платить в Армении Статьи Pro

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

«Черная метка»: что пишут зарубежные СМИ о дефолте в России Прогнозы Pro

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Как новому руководителю стать своим: четыре правила и десять табу Инструкции Pro

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Очень плохой прогноз: как дефицит импортных метеоприборов бьет по бизнесу Прогнозы Pro

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Правда ли, что под кондиционером можно простыть Статьи Pro

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Акции Coinbase рухнули вслед за криптой. Стоит ли их покупать на просадке Прогнозы

Напрямую проводить валютные интервенции опасно из-за санкций, считает Силуанов, а как механизм контроля можно использовать «валюту дружественных стран». «Сейчас иностранная валюта токсична, но мы готовы, чтобы влиять на курс, [инвестировать] в валюту дружественных стран. И через валюту дружественных стран, через кросс-курсы с долларом и евроможно будет регулировать стоимость доллара и евро к рублю»,— указал он.

После начала военной спецоперации на Украине курс рубля сначала резко ослаб (в частности, на 11 марта ЦБ установил официальный курс доллара в размере 120,37 руб., евро— 132,95 руб.), однако затем российская валюта укрепилась более чем вдвое: по состоянию на 29 июня доллар торгуется по 52,9 руб., евро— 55,8 руб.

Укрепление курса рубля невыгодно компаниям-экспортерам, доходы которых при этом сокращаются, а также бюджету. Первый вице-премьер Андрей Белоусов в середине июня называл комфортным для российской промышленности курс от 70 до 80 руб. за доллар. «55–60 руб. за доллар— это слишком крепкий курс. Тем более на фоне дефляции и высоких процентных ставок»,— считает он. Первый вице-премьер также заявлял, что «и на экспертном уровне, и во властных структурах» ведется дискуссия о пересмотре подхода к денежно-кредитной политике, включая переход к таргетированию рубля, а не инфляции.

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Позиции Минэкономразвития и ЦБ

Глава Минэкономразвития Максим Решетников выступил против того, чтобы тратить бюджетные деньги на повышение спроса на валюту. Он предупредил, что это может привести к сжатию экономики и раскручиванию дефляционной спирали.

«Минфин предлагает конструкцию бюджетного правила, которая заключается в том, что мы сокращаем расходы и, соответственно, с этими деньгами выходим на валютный рынок, предъявляем спрос на валюту и тем самым повышаем курс. С нашей точки зрения, мы пока не видим в этом предложении решения текущей ситуации, потому что избыток валюты, к сожалению, на рынке такой, что мы не сможем на столько сократить расходы в условиях, когда у нас повышенная потребность в деньгах, с тем чтобы стабилизировать вот этим дополнительным спросом курс. Мы, боюсь, скорее ухудшим ситуацию, потому что в условиях недостатка спроса сокращение бюджетных расходов еще более негативно повлияет на экономику»,— сказал Решетников на съезде РСПП.

ЦБ также выступил против ослабления курса российской валюты: попытки достичь курса рубля, который был при старых условиях, приведут к тому, что он станет искусственным, предупредила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Риска дефляционной спирали, о котором говорит Решетников, она тоже не видит.

«Сейчас действительно последние недели у нас снижение идет цен, но здесь нужно быть аккуратным в оценке этого фактора. Вот, называют дефляционной спиралью. Я не вижу никакой дефляционной спирали. Это во многом коррекция после резкого взлета цен, который произошел у нас в конце февраля— начале марта»,— пояснила она.

Кросс-курсы валют— это валютные пары, в которых отсутствуют доллары США. При этом котировки валютных пар определяются исходя из курса каждой валюты к третьей валюте, обычно это доллар. 

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Экзотические интервенции

Инициатива Минфина влиять на курс рубля через покупку валют дружественных стран «весьма экзотическая и, как и все экзотические действия, несет риски», считает директор Института народнохозяйственного прогнозирования Александр Широв. «Неизвестно, как кросс-курсы будут работать и будутли в принципе, а также какой объем средств понадобится на такие интервенции, поэтому в данной ситуации можно согласиться скорее с Максимом Решетниковым»,— говорит он.

Рубль сейчас действительно переукреплен, и во многом именно его курс определяет параметры бюджета в 2022 году, продолжает Широв. «Если курс в районе 50 руб. за доллар, то дефицит бюджета будет около 2% ВВП, если в районе 70 руб., то бюджет будет сбалансированным. Логика Минфина именно в этом, но это довольно узкое видение»,— констатирует эксперт.

Экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец убеждена, что нестандартные действия с нестандартными активами— это единственный инструмент влияния на курс, который остался доступным.

«Обычно избыток валюты на рынке конвертируется в рубль, но на Мосбирже можно конвертировать доллары или евро и в другие валюты через кросс-курсы. То есть можно выходить в альтернативную валюту с помощью российской финансовой инфраструктуры»,— объясняет она. Главный риск здесь— санкции против Мосбиржи, но, с другой стороны, если она просто предоставляет «стакан», то проблем возникнуть не должно, считает экономист.

По мнению Донец, для таких валютных интервенций лучше всего подходит юань как самая ликвидная валюта из «дружественных», а также армянский драм, казахский тенге или другие валюты соседних стран, с которыми есть торговый оборот и финансовые связи.

Экономист, автор Telegram-канала «Твердые цифры» Александр Исаков оценил, что объем покупок Минфина могбы составлять порядка $10 млрд в месяц. Это чуть меньше, чем составляет объем выпадающего импорта— основного фактора дефицита спроса на валюту (порядка $12,5 млрд в месяц).

Авторы Теги Подпишись на VK РБК Получайте новости быстрее всех

Силуанов не исключил проведение валютных интервенций для ослабления рубля

Источник rbc.ru