Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

0
45 просмотров

Торговая палата Тегерана предлагает создать холдинг для экспорта продуктов в Россию, купить долю в портах Махачкалы или Волгограда и создать консорциум с Россией и Индией по добыче газа на Каспии

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

В 2022 году Иран существенно нарастил экспорт промышленных товаров в Россию, однако две страны пока так и не сформировали стратегическое партнерство в экономической сфере (не считая Бушерской АЭС, построенной при участии Москвы), написал аналитический центр в сфере геополитики Тегеранской торгово-промышленной палаты (ТТПП) в докладе о проблемах и перспективах российско-иранских торговых отношений, размещенном в этом месяце. Среди стратегических рекомендаций палаты— приобретение Ираном долей в российских портах в Волгограде или Махачкале и создание центров прямых поставок иранских потребительских товаров.

Почему экономика не была приоритетом в отношениях России и Ирана

После распада Советского Союза торговля России и Ирана в основном была обусловлена «геополитической необходимостью», но развитие экономических отношений так и не стало приоритетом, констатирует Тегеранская ТПП. Товарооборот двух стран в предыдущие годы не превышал $4 млрд (именно столько он составил в 2021 году при российском экспорте в Иран на уровне $3 млрд, по данным ФТС) отчасти потому, что российские компании и банки ориентировались на торговлю с Западом. Однако военная операция на Украине «положила конец допущению, что Россия является частью Запада», указывают авторы доклада.

В предыдущие годы до 80% российско-иранского торгового оборота приходилось на сельскохозяйственную продукцию и продовольствие, причем эти категории преобладали как в российских поставках в Иран, так и наоборот. Однако в последние месяцы Иран нарастил экспорт промышленных товаров в Россию на 30% (полистирол, насосы, автокомпоненты, станки для металлообработки и т.д.), в результате чего эти поставки впервые превзошли импорт российских промтоваров в Иран, отмечают в ТТПП.

Глава Организации по развитию торговли Ирана Алиреза Пейманпак говорил, что от $80 млрд до $100 млрд импорта в Россию поступает из недружественных стран и для иранских товаров открывается большая потенциальная емкость рынка (его слова приводит иранская деловая газета «Мир экономики»). Пока, по данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, Россия входит в десятку крупнейших внешнеторговых партнеров Ирана, однако ее доля колеблется на уровне 1–3%, что гораздо ниже, чем у Китая, ОАЭ, Ирака.

Какие перспективы отношений с Россией видят в Иране

Дальнейшее развитие российско-иранской торговли будет зависеть от исхода военного конфликта на Украине, полагают в ТТПП, анализируя как позитивные, так и негативные для России сценарии. Параллельно эксперты тегеранской деловой ассоциации призывают выбрать оптимальную модель позиционирования Ирана в экономических отношениях с Россией. Они предлагают четыре альтернативы:

Читайте на РБК Pro

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

Восемь простых техник, чтобы обезвредить токсичных людей

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

Какие три уязвимости Netflix, Uber и Snap могут привести к катастрофе

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

Частичная мобилизация в судебных бизнес-спорах: 7 кейсов

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

Сколько сладостей можно есть в день

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

Компании по всему миру сокращают персонал. Кого уволят первыми

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

Какие документы по гражданской обороне должны быть в каждой компании

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

Почему зубы реагируют на холодное и как себе помочь

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

120 лет — предел жизни человека. Какие привычки могут отодвинуть старость

  • модель Индии, которая сохраняет баланс между Западом и Россией;
  • модель Турции, которая выступает посредником в урегулировании российско-украинского конфликта, извлекая для себя экономические выгоды;
  • модель Китая, который поддерживает Россию экономически, но не помогает в военных действиях;
  • модель Германии с ее «осторожным» взаимодействием с Россией.

Что предлагает Иран

Учитывая обстоятельства, в которых уже много лет пребывает иранская экономика (санкции Запада за развитие ядерной программы), и сценарии развития украинского конфликта, «если отношения между Ираном и Россией будут укрепляться, то Иран будет подвергаться санкциям в еще большей мере, чем раньше», предупреждают в ТТПП. Поэтому, утверждают авторы, Тегерану «жизненно необходимо занять балансирующий подход к отношениям России и Запада». При этом экономическая стратегия по отношению к России должна быть основана на следующих соображениях:

  • экономическая диверсификация и увеличение торговли с Россией до такого уровня, при котором Москва не сможет игнорировать двустороннее сотрудничество;
  • акцент на потребности России в доступе в теплые воды Индийского океана (Иран имеет выход к Персидскому и Оманскому заливам);
  • формирование моделей трехстороннего сотрудничества Ирана, России и Индии, в том числе в строительстве иранского порта Чабахар в Оманском заливе;
  • недопущение введения новых вторичных санкций Запада в отношении Ирана по обвинениям в военно-техническом сотрудничестве с Москвой;
  • развитие сотрудничества с азербайджанскими, армянскими и таджикскими бизнесменами и исламскими регионами России;
  • создание экспортных консорциумов из иранских малых компаний для поставок на российский рынок;
  • создание консорциума по добыче и перевалке газовых ресурсов Каспийского моря с участием России, Индии и других сторон.

В частности, ТТПП призывает Иран как можно скорее завершить одно из недостающих звеньев транспортного коридора Север— Юг (Россия, Иран и Индия договорились об этом проекте еще в 2000 году, затем к нему присоединился Азербайджан), а именно железную дорогу между иранскими городами Решт и Астара. Также предлагается основать специальный холдинг для экспорта продовольствия в Россию (Иран поставляет в Россию помидоры, огурцы, фисташки, сыры, яблоки и т.д.). Другая идея— покупка иранцами долей в российских портах (например, в речном порте Волгограда или порте Махачкалы на Каспии), «если у государства хватит финансовых ресурсов». Сейчас у Ирана уже есть 53% акций порта Солянка в Астраханской области, который называют «воротами для экспорта иранских товаров на российский рынок».

Что думают независимые эксперты

Доклад ТТПП, по-видимому, отражает понимание иранским деловым сообществом того факта, что многосторонний Совместный всеобъемлющий план действий по ядерной программе Ирана, подписанный в 2015 году, может быть окончательно свернут (сейчас он фактически приостановлен, и западные лидеры заявляют, что у них нет желания его реанимировать в нынешнем виде), считает старший научный сотрудник Вашингтонского института по ближневосточной политике Генри Роум. В тоже время в тезисах иранских экспертов чувствуются скептицизм и настороженность по поводу развития отношений с Россией, поскольку прежде Москва воспринимала Иран как младшего партнера, интерпретирует он. По словам основательницы консалтинговой фирмы Ziemba Insights Рэйчел Зимба, Ирану будет сложно избежать дополнительных вторичных санкций в связи с сотрудничеством с Москвой.

На этой неделе Иран посетила российская торговая делегации в составе более 300 человек. По сообщениям иранских СМИ, стороны обсуждали план увеличить товарооборот России и Ирана до $40 млрд (с $4 млрд в 2021 году). На встрече глава Иранской торгово-промышленной палаты Голамхосейн Шафеи сообщил, что торговый оборот двух стран в этом году увеличился по сравнению с 2021 годом (российская таможня с весны не публикует внешнеторговую статистику по странам.— РБК).

Как Россия официально видит развитие отношений с Ираном

Вице-премьер Александр Новак 1 ноября сообщал, что Россия и Иран договорились в ближайшее время подписать соглашение о зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Также стороны подтвердили намерения о сотрудничестве для создания транспортного коридора Север— Юг и развития портовой инфраструктуры Каспийского моря.

Российские власти рассматривают коридор Север— Юг как способ решить логистические проблемы, ставшие результатом санкций, заявлял в мае глава Минтранса Виталий Савельев. Частью этого коридора, который пока находится в стадии проекта, являются прикаспийские порты Астрахань на Волге, Оля на Волго-Каспийском канале и Махачкала в Каспийском море. В октябре «Деловая Россия» сообщала со ссылкой на опрос российских компаний, что в отношении транспортно-логистических коридоров высший приоритет для бизнеса имеет развитие коридора Россия— Иран— Индия (так сказали 63% респондентов).

По словам первого вице-премьера Андрея Белоусова, развитие этого маршрута необходимо не только из-за санкций, но в целом в связи с изменениями на мировых рынках— смещением центров экономической активности в Китай, страны Юго-Восточной Азии и Персидского залива. Белоусов предложил создать совместно с Баку и Тегераном единого логистического оператора проекта, который будет контрактовать услуги перевозок, перевалки в морских портах, заниматься таможенным и иным сопровождением перевозки.

Ранее иранские СМИ сообщали, что Россия и Иран договорились о бартерном сотрудничестве: Москва намерена получать автозапчасти и газовые турбины, а Тегеран заинтересован, в частности, в российской стали. Кроме того, Иран может поставлять оборудование для самолетов.

Авторы Теги Приучастии Анна Гальчева Подпишись на Telegram РБК Будьте в курсе последних новостей даже в условиях блокировок

Иранский бизнес предложил четыре модели развития отношений с Россией

Источник rbc.ru